Россия на винной карте мира занимает совсем не те площади, к которым мы привыкли, глядя на исторические границы. Да, Краснодарский край, Ростовская область, Северная Осетия, Крым… Но, помимо этого, — и некоторая часть Западной Европы.

Алексей Дудин

Строго говоря, «русским следом» в мировом винном пространстве уже сто лет как никого не удивишь. Белогвардейский офицер Андрей Викторович Челищев (он же Андрэ Челищефф), представитель знаменитого рода военачальников, — «отец калифорнийского виноделия», главный незаметный герой «Суда Парижа» 1976 года (там «громыхнули» его лучшие ученики поляк Уоррен Виньярски и хорват Миленко Гргич), автор культовой Ornellaia, и прочая-прочая-прочая…

Алексей Александрович (Алексис) Лишин, праправнук императора Павла I, — известный по обе стороны океана (прежде всего в США и Франции) винный негоциант и винодел, герой Второй мировой. Его сын Александр Алексеевич Лишин (Саша) пошел по стопам отца и является ныне одним из лучших виноделов Прованса… Станислав и Наталья Зингеренко променяли безбедное и спокойное питерское существование на бурную, полную тревог жизнь бордоских виноделов… Княгиня Ирина Гуиччардини-Строцци, вместе со своим мужем и дочерьми, — одна из самых известных «виновладелиц» Тосканы…

Не обошли своим вниманием наши соотечественники и Шаранту, где производят самый знаменитый крепкий напиток Франции — коньяк. Пожалуй, главное русское сокровище региона — Коньячный дом Roullet, приобретенный несколько лет назад петербургским холдингом «Ладога» у его последнего владельца Матиаса Поля Рулле, оставшегося без наследников.

Надо сказать, что, в отличие от сильно обветшавшего шато, купленные вместе с поместьем виноградники оказались почти в идеальном состоянии. Равно как и главная ценность каждого коньячного дома — «парадиз», то есть коллекция раритетных спиртов, без которых любой коньяк лишен подлинного волшебства. Так что продолжать славные 250-летние традиции Дома Roullet можно было по полной программе.


История Roullet начиналась с Поля Фредерика Рулле, который в 1772 году получил во владение небольшой виноградник рядом с Гуле-де-Фусиньяк, что по соседству с городом Жарнак, и принялся гнать из урожая ароматные виноградные спирты (о-де-ви). Основание восемью годами позже Коньячного дома Roullet стало закономерным развитием бизнеса. Ну а в 1783-м Дом Roullet одним из первых в стране начал продажу своей продукции в стеклянных бутылках — прежде всего в Париже. Что, как вспоминали современники, вызвало в столице большой ажиотаж…

Полю Фредерику, пусть и не без усилий, удалось наладить поставки к королевскому двору Франции. А позднее, благодаря счастливому случаю, — получить одобрение самого Наполеона Бонапарта. Во многом именно это позволило семье Рулле избежать потрясений Великой французской революции, а впоследствии стать официальным поставщиком императорской армии…


Нельзя не отметить: с покупкой своей российские специалисты обошлись крайне бережно. Шато отремонтировали, окрестные угодья привели в еще более солидный вид. Результаты труда стали заметны быстро. Достаточно сказать, что в 2017 году Cognac Roullet VSOP Grande Champagne (далеко не самая топовая позиция в портфеле Дома), отправленный на престижнейшую лондонскую выставку International Wine & Spirit Competition, вернулся оттуда с золотой медалью (Gold Outstanding) и титулом «Лучший коньяк года» (Cognac Trophy 2017; ранее такую награду на IWSC получали только представители самой «старой» коньячной категории — ХО).

Вполне логично, что годом позже Коньячный дом Roullet стал партнером Национальной ресторанной премии WHERETOEAT, а в мае 2019-го дал старт уникальному эногастрономическому конкурсу Roullet Chef Challenge. На гала-ужине по данному поводу (в поместье Roullet, с участием ведущих российских шеф-поваров Андрея Матюхи и Артема Гребенщикова и в присутствии знаменитых шефов и виноделов Франции) были поданы самые драгоценные образцы из коллекции Коньячного дома: Roullet XO Royal Fins Bois, Roullet XO Gold Grande Champagne, Roullet Heritage Grande Champagne, Roullet Heritage Fins Bois, Roullet Reserve de Famille, Roullet Collection Imperiale Hors d’Age Grande Champagne 1975.


Здесь уместно будет напомнить читателю о нескольких ключевых характеристиках, касающихся коньяка.

Во-первых, деление на производственные зоны (крю). Их ровно шесть:

— Grande Champagne;

— Petite Champagne;

— Borderies;

— Fins Bois;

— Bons Bois;

— Bois Ordinaires.

Во-вторых, категории коньяка:

— V.S. (Very Special), или ***. Самый молодой коньяк; выдержка в бочках — не менее двух лет.

— V.S.O.P. (Very Superior Old Pale), или Reserve. Выдержка в бочках — не менее четырех лет.

— XO (Extra Old). С 2018 года самый молодой спирт в ассамбляже должен быть не менее десяти лет от роду.

— Hors d’âge (фактически синоним XO, но используется производителями для обозначения коньяков исключительного качества).

Категория Napoléon является неофициальной и соответствует прежним требованиям к категории ХО (спирты не младше шести лет).

Сегодня в распоряжении Коньячного дома Roullet — более 200 га собственных виноградников. Львиная доля (около 140 га в Фусиньяке и Мигроне) находится в Fins Bois, на «исторической родине» коньяков Roullet. Еще 30 га — в Сен-Прей и Сегонзаке (то есть в самом сердце наиболее престижного крю — Grande Champagne). Остальное — в Малавиле (Grande Champagne) и Сент-Лёрине (Petite Champagne). Соответственно, и ассортимент коньяков, созданных из винограда, выращенного здесь, очень и очень внушителен.


История создания коньяка широко известна. Придумали этот напиток как альтернативу сухому вину, отправляющемуся на экспорт. Суда шли по реке Шаранте в Голландию и Англию медленно, вино успевало прокиснуть. Поэтому купцы и производители приноровились перегонять вино в уже «отобранных» у арабов-завоевателей аппаратах для дистилляции (аламбиках, или шарантских кубах). «Жженое вино» (бренди), полученное в результате однократной дистилляции, заливали в бочки, грузили на корабли, а по прибытии в порт назначения — разбавляли водой до нужной кондиции. Или же крепили сухое вино таким бренди сразу, что тоже улучшало ситуацию. Получался, конечно, эрзац вина. Но тогдашних винолюбов это устраивало.

Двукратную дистилляцию, принятую в Коньяке сегодня, согласно легенде, изобрел шевалье Жак де ла Круа Марон де Сегонзак, практиковавший в свободное время винокурение и дегустацию полученного продукта. И, как утверждают злые языки, — буквально допившийся до чертиков. Мол, явился ему во сне нечистый и давай кипятить живую душу славного рыцаря (очень набожного, к слову). Процедура, понятное дело, не удалась. Тогда недобрый дух решил повторить процесс. Естественно, с тем же успехом. Тут шевалье проснулся. А когда окончательно пришел в себя, то решил улучшить любимый напиток вторым прогоном через аламбик. В чем преуспел.

Заметим, что спирты после второй перегонки сухого виноградного вина полагается не менее двух лет выдерживать в новых дубовых бочках (как правило, из Тронсе или Лимузена) в специальных погребах.

Чем старше такой виноградный спирт, тем он темнее. Впрочем, некоторые большие производители хитрят: добавляют в бочку со спиртом дубовые чипсы, а перед розливом коньяка по бутылкам — «украшают» его карамельным колером. Такой коньяк — при практически той же себестоимости — становится темнее и ароматнее. И кажется потребителю старше, чем есть на самом деле. Впрочем, уважающие себя коньячные дома (к которым относится и Roullet) подобным «читерством» не занимаются.


Винные погреба в Коньяке легко узнать издалека: часть стен около окон и крыши покрыта серо-черным налетом. Это особый грибок Baudoinia compniacensis, питающийся «долей ангелов» — испаряющимися из бочек (сквозь поры дуба) спиртами. Как шутят сами виноделы, «ангелы у нас в Коньяке — ну оч-чень прожорливые!». В численном выражении ежегодно «в небеса» уходит порядка двух процентов выдерживаемых в бочках спиртов. Что составляет несколько миллионов бутылок. Ангелы «не щадят» ни молодых коньяков, ни старых. Единственное спасение от «усушки» — стеклянная тара. Но в ней коньяки уже не могут развиваться (впрочем, и деградировать тоже).

В среднем за первые пять лет крепость спирта, стареющего в дубовой бочке, естественным путем понижается на один градус. А затем каждый год — еще на четверть градуса. То есть на то, чтобы крепость коньяка опустилась с начальных 68–72 % до привычных нам 40 %, уйдет не одно десятилетие. Поэтому при подготовке коньяка к продаже производители чаще всего разбавляют спирты подготовленной водой (или, что хлопотнее, но полезнее для результата, — спиртами-«слабаками», 15–20 %).

Впрочем, небольшая часть — самые ценные спирты — продолжает стареть естественным образом. И тогда на рынке появляются коньяки «бочковой крепости» — по 52–56 %. Резкость спиртов здесь полностью компенсируется невероятно богатой палитрой ароматов и вкусовых оттенков. Да, очень недешево. Но удовольствие того стоит…